История   двух   колёс   


В буквальном переводе с латинского велосипед означает <<быстрые ноги>> (<<велокс>> - быстрые, <<педис>> - ноги). Два колеса, рама, седло, руль да элементарный передаточный механизм, усилия мышц преобразующий во вращение колёс. Ничего лишнего. Ничего необязательного. Кажется, проще и быть ничего не может.

Проще были только самокаты – предки велосипеда, с которых собственно, и началась его авантюрная, захватывающая история.

В самом начале 19-го века езду на самокатах мягкой не назовёшь. На неровностях дороги они тряслись так, что заслужили ещё одно соответствующее их характеру название – костотрясы. Ведь делались-то они из дерева. Прочно. Крепко. Рессор никаких не имели. Поэтому каждая кочка, каждая неровность дороги подбрасывали в воздух костотряс, а тот – своего седока.

Поэтому барон Карл Фридрих Христиан Людвиг Дрейз ( баденский лесничий) и задумался над тем, как бы усовершенствовать полюбившуюся детскую игрушку. Тем более что она понадобилась ему вовсе не для игры. Работа лесничего такова, что ему чуть ли не каждый день приходится преодолевать бесконечные лесные дороги и тропы. При такой жизни самокат мог стать совсем не дурным помощником.

Какие же усовершенствования внёс в свой самокат Карл Дрейз? Прежде всего снабдил самокат приспособлением для управления. Проще говоря, рулём, потому что раньше его на самокатах не было: хочешь изменить направление, поворачивай весь свой двухколёсный экипаж. Теперь, когда при помощи руля можно было легко поворачивать переднее колесо, вся езда значительно упростилась. Вдобавок этот руль немного пружинил. Езду облегчало и мягкое сидение – подушка. Правда, ноги ездока по-прежнему почти волочились по земле. Но до поры до времени такая посадка была необходима, чтобы отталкиваться от земли. Тем не менее двухколёсная лошадка стала значительно удобнее, и Карл Дрейз даже получил на неё патент.

Но вместо славы и денег лесничего ждали неприятности: в его деятельности начальство углядело проявление крайней легкомысленности, вследствие чего барон был с треском уволен с должности.


самокат Дрейза

1-го августа 1817г. барон Карл Фридрих Христиан Людвиг Дрейз совершил свой первый выезд из Зауербронна. Отталкиваясь от земли ногами, он преодолел 14 километров за сенсационно короткий срок – 60 минут. В том же году барон Дрейз заключил пари и установил рекорд дальности. За 4 часа он проехал ровно 70 километров – расстояние от Карлсруэ до Келя. Срочному почтовому дилижансу нужно было в 4 раза больше времени. Чтобы преодолеть этот путь.

Русский велосипед

Отдавая должное хитроумному баденскому лесничему, заметим, однако, что при всех полезных усовершенствованиях его быстроног всё же оставался лишь улучшенным самокатом. А первая конструкция, более всего походящая на современный велосипед – двух- или трёхколёсное транспортное средство, приводимое в движение мускульной силой находящихся на нём лиц, - была создана Ефимом Артамоновым, крепостным из уральского села Верхотурье. Произошло это в 1801 году. 

Помощники-предшественники были и у Артамонова. Для примера возьмём привод на колёса, без чего совершенно не мыслим велосипед. И окажется, что ещё в середине 18-го века ещё один русский, Леонтий Шамшуренков, работал над оригинальной самобеглой коляской.

велосипеда Артамонова( с педалями)


Самокатка Леонтия Шамшуренкова


А 30 лет спустя, в 80-е годы 18 века, эта конструкция была повторена и развита гениальным русским механиком Иваном Кулибиным. Кулибин вряд ли видел коляску Шамшуренкова, но, обладая огромным опытом, независимо от своего предшественника повторил схему колясочного привода, разработанную Леонтием. Изобретатель добился равномерного движения <<самокатки>>, установив тяжёлое маховое колесо. Была установлена и своеобразная коробка скоростей с передвижной ведущей шестерней, сделаны тормозные устройства на специальных пружинах, плавно останавливающие экипаж.

Механизм был на столько остроумен , что позволял совершать довольно быструю езду в гору и, наоборот, медленную с горы. Двое пассажиров располагались на сиденье в открытом кузове. Третий, попеременно поднимая ноги, надавливает на приводные рычаги. Когда было нужно, он поворачивал. Обуваться приходилось здесь же, на <<самокатке>>, поскольку сапоги или ботинки были попросту прикреплены к рычагам. Конечно, это был отнюдь не велосипед.

У артамоновского изобретения были все главные части современного велосипеда, в том числе руль и педальный привод. Конструкция была выполнена из железа. Седло деревянное. Ведущим колесом являлось переднее, диаметр которого относился к заднему, как 2:1. По высоте переднее колесо почти достигало человеческого роста. 

Построив велосипед, Артамонов основательно его испытал. Поколесив по улицам Екатеринбурга, уральский слесарь, которому было в то время 25 лет, отправился в сверхдальнее путешествие, намереваясь посетить российские столицы. Даже если сегодня ехать на поезде или автомобиле, всё равно неблизкая дорога – от Свердловска через Пермь и Казань в город на Неве. Однако необыкновенный экипаж Артамонова уверенно наматывал на свои колёса версту за верстой до тех пор, пока петербургские мостовые не затрясли его на своих камнях.

Посетив град Петра, Артамонов благополучно переехал оттуда в белокаменную Москву, где на Сокольничьем поле, воспользовавшись коронацией императора Александра I, предстал перед ним сразу в двух ипостасях: в качестве изобретателя нового средства передвижения и в качестве блестящего ездока, способного показать товар лицом. В <<Словаре Верхохурского уезда Пермской губернии>>, изданном Кривощёковым в 1910 году, можно прочитать:<<Мастеровой Уральских заводов Артамонов в 1801 году во время коронации бегал на изобретённом им велосипеде, за это изобретение Александром I ему была дарована свобода от крепостной зависимости со всем потомством >>.

К сожалению, чётко отметив сам факт – создание первого отечественного велосипеда, - история довольно туманно гласит о дальнейшей судьбе самого Ефима Артамонова. Из отрывочных сведений, дошедших до наших дней, можно всё же заключить, что первое удивление от велосипеда в дальнейшем быстро сошло на нет. А изобретатель был обвинён в неразумной трате дерева и железа, наказан и якобы даже отправлен в ссылку.

По другим сведениям – опять же очень туманным и не ясным – заводские приказчики, взыскав с изобретателя за самовольную отлучку, распорядились <<оный самокат уничтожить, а самого Артамонова кнутами бить>>.

Итак, судя по всему, судьба изобретателя оказалась весьма не завидной. Гораздо больше повезло первому велосипеду, который, несмотря на все приказы и пролетевшие 200 лет, сохранился до наших дней. Этим мы не в малой степени обязаны хозяину уральских заводов Демидову, распорядившемуся диковенное артамоновское изобретение поместить в <<Музеуме естественной истории и древностей>>, созданном в Нижнем Тагиле. Там прадедушка современного велосипеда благополучно сохраняется до сих пор.